С Петрой тоже не обошлось без историй.

После поездки в Вади Рам мы устроили небольшой обед неподалеку от пустыни, и то ли ветер, задувающий песок в наши тарелки решил подшутить, то ли завтрак в кэмпе нас подвел, но к вечеру, когда мы приехали в Петру и заселились в отель, несколько участников команды пали в битве иммунитета и местной кухни.

Отель был в целом симпатичный, но с косяками — в нашем номере, к примеру, из кондиционера мило свисал носок. Было прохладно, завтраки были не очень и когда моё терпение было не исходе, хозяин сделал нам скидку на проживание и рассказал про то, что Петру можно посмотреть вечером.

Шоу Петра by night проходит каждый понедельник, среду и четверг. И это потрясающе — дорожка из бумажных фонариков ведет тебя через узкий каньон и потом ты оказываешься перед освещенным прожектаорами фасадом Казны — самым узнаваемым видом древнего города. Больше всех идти хотела Оля, но чувствовала она себя паршиво, и, зеленея на кровати, она в полусонном бреду постанывала — «Только не ходите без меня». Окей.

Когда солнце скрылось за каньоном, мы включили тот самый отрывок из Индианы Джонс, где он на коне вносится в Петру и под дружное «Та-та-ра-та-та-та!» повели Олю навстречу к мечте. Вход в ночную Петру стоит 25$, но на руках нужно иметь дневной билет (за 70). Мы немного поулыбались и нас пустили без дневного (вот вам мини-лайхфак — мне вот хватило бы и ночной Петры). И дальше началась магия — шоу уже началось, и мы шли по освещенному фонариками каньону одни, будто вход открыли только для нас — у Казны бедуины пели песни, но их не было слышно, изредка навстречу попадались туристы, и чем чаще мы их встречали, тем спешнее ускоряли шаг.

Как только шоу закончилось, полиция начала выгонять всех наружу. Это конечно паршивое чувство — когда ты платишь за вход немаленькие деньги (такое ощущение, что вся Иордания живет на доход от Петры), а тебе лишний фонарик не дают сфоткать. В таком противостоянии контроля и любителей длинной выдержки и прошла обратная дорога.

А вечером в отеле мы обнаружили, что Оля потеряла телефон. Поэтому на утро, мы занялись его поисками. Ночной таксист дежурил у входа и без лишних просьб вывернул машину наизнанку — телефона не было. А вот дядьки в туристической полиции расплылись в улыбке и утвердительно закивали. Телефон был забыт на пункте досмотра.

-Присаживайтесь, скоро его принесут.

Мы с Олей, приятно удивленные, заботой иорданцев о туристическом благополучии, устроились на диванчиках на цокольном этаже, предупредив остальных, что мы на пять минут, а застряли на целых час: после долгих минут ожидания, выяснилось, что телефон находится в офисе полиции, два молодых парня усадили нас в полицейскую машину и увезли в неизвестном направлении. Сын, туристы, и Петра, в которую я уже купила билеты, осталась за спиной.

Оля снова начала зеленеть — серпантины в Вади Мусе те еще, а я всё пыталась запомнить дорогу и просчитать варианты форс-мажоров. Но паранойя оказалась ни к чему — нас действительно привезли в офис, заполнили от Олиного имени заявление на арабском, угостили нас чаем и вернули телефон. Мы быстренько отыскали бойцов и намекнули, что было бы круто нас обратно доставить.

Спустя еще двадцать минут, мы забежали в в здание музея Петры, где коротали время остальные, не подозревая о том, где нас носило;) И, окрыленные успехом, мы побежали изучать древний город, в надежде успеть до заката. Это было нелегко, особенно трейл к Храму, идущий на пару километров в горы, но мы получили достойное вознаграждение — розовый город потрясает своими масштабами и продуманной планировкой. И если бы не вездесущие погонщики ослов и верблюдов, то можно было посчитать Петру — жемчужиной иорданского трипа.

Поделиться
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    2
    Поделились

Комментировать